?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
часть 1
Михаил Овчинников
o_mihalis
 

МЕДОВЫЙ МЕСЯЦ АВТОСТОПОМ

 

С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ

 

Наше долгожданное свадебное путешествие началось с того, что мы забыли половину вещей и взяли кучу лишних. Цели нашей поездки: испытать на себе способ передвижения автостопом, проверить, как работает "дружеская сеть" эсперантистов, якобы, готовых принимать у себя путешественников, догнать лето, которого мы не ощутили в Москве, искупаться в море и, главное, провести медовый месяц так, что бы запомнился на всю жизнь. Идеальная конечная точка пути - Гибралтар. Препятствие - не входящая в Шенгенскую зону Швейцария. Наш маршрут планировался такой: Москва - Брест на поезде. Потом через Варшаву в Познань, потом в Лейпциг, Мюнхен, потом через Австрию в Италию и две ночи собирались переночевать в Падуе (30км от Венеции), чтоб целый день провести в самой Венеции, потом с ночевкой неизвестно где (может, в Ницце) приехать в Монпелье (на юге Франции), потом Барселона и несколько дней в Испании, в идеале, с достижением Гибралтара. Потом с ночевками в Барселоне, Монпелье, Дижоне - в Париж, 2 дня там, потом, с ночевкой где-то, в Дрезден, день там с осмотром картинной галереи, потом Вроцлав, Варшава, Брест, Москва. Конечно, в пути маршрут несколько изменился, и получилось, что в лучшую сторону.

 

16.10.03 в 15:14 мы отчалили с Белорусского вокзала и рано утром следующего дня мы были в Бресте. Купили билеты до Тересполя. Тут на нас налетели местные контрабандисты, умоляя перевезти через границу литр водки и блок сигарет. Отбиваясь от них, мы пошли в таможенный зал. Слегка удивили пограничника, что едем в Испанию.

Приближаясь к речке Буг, являющейся границей между Белоруссией и Польшей, мы наблюдали из окна перекошенные здания белорусского поселка, страшненькие гаражи и сараи. Но - ОП! - на другом берегу волшебной речушки домики все дружно выпрямились, покрасились. Ага, думаем, - похоже, мы в Польше. Так оно и оказалось. Глазеем мы в окна и гадаем - пустят ли нас в эту красоту или нет?

Прямо в вагоне нам проставили штампики о въезде в Польшу. "А что так далеко собрались?" - спрашивает нас «страж границы». Мы рассказали, что позавчера поженились и едем в свадебное путешествие. Не проверяя наших вещей, он пропустил нас и объявил белорусам: "Вот смотрите - это туристы, а вы - мародеры".

 

НАЧАЛАСЬ ЗАГРАНИЦА

 

На искушенного путешественника Тересполь не произвел бы ни какого впечатления – такие же магазинчики с решетками на окнах, с множеством аляпистых рекламных плакатов на витринах, захудалые кафешки с красно-белыми зонтиками над пластмассовыми столиками, частые надписи по-русски. Но среди этого – чистые улочки, частные городские домики, ухоженные сады с ровными заборчиками. Мы чувствовали, что мы уже за границей.

«Добегаю до калитки в две секунды! А ты?» - вместо привычной «Злая собака» значилось на табличке с изображением миловидного песика с огромными клыками. Чувство юмора у поляков есть. С хорошим настроением мы зашагали к выезду из города. Купили на заправке карту Европы и стали стопить. Проезжающие велосипедисты с большим оптимизмом предлагали подвезти. «Ну, так мы до Испании не скоро доберемся!» - смеялись мы.

Первый водитель остановился минут через 15 и довез нас до Biala Podlaska - километров 30. Он говорил на смешанном русско-польском языке и постоянно шутил полупонятно. Второй вез детские коляски, отлично говорил по-русски, добросил нас до въезда в Варшаву. Третий на новеньком Ситроене C5 не только согласился, чтобы мы кинули свои грязные рюкзаки на его белоснежные сиденья, но и довез нас до Stary Miasto, т.е. исторического центра города, а также приглашал к себе домой на каву (кофе по-местному), но от этого мы вежливо отказались, т.к. торопились в Познань.

 

НА ЗАПАД: ВАРШАВА – ПОЗНАНЬ

 

Варшава - красивый город. Маша сказала, что он похож на Ригу своими булыжными мостовыми, разноцветными домиками, словно с картинки. Нам пел песни уличный музыкант в расшитом узорами наряде, уставший читать газету кучер улыбнулся нам, предлагая прокатить на своей карете, а торговцы сувенирами рекламировали общеславянскую игрушку – матрешку.

Поели в столовой на 19 злотых, спросили, в какую сторону Познань и стали стопить прямо в центре. Это то же самое, как встать в Москве на Тверской и показывать табличку «Тверь». Простояли 10 минут безуспешно; какой-то мудрый поляк подошел к нам и сказал, чтобы мы сели на 125 автобус, доехали до Макдоналдса и стопили там. Так мы и сделали. Отдали еще 6 злотых, помахали руками – и вот мы едем на стареньком Фольксвагене с парнем по фамилии Strava (имени не запомнил). Он работает солдатом и совершенно не знает иностранных языков. Но оказалось, что и так можно спокойно общаться. Слова, которые мы не понимали по-польски, а он по-русски, - мы на них просто забивали.

Перед городом Конин все машины встали. Водитель позвонил в полицию и спросил, что случилось, ему ответили, что у самого Конина загорелась самоходка (т.е. машина). Мы представили, что ответят в милиции, если позвонить и спросить - почему я стою в пробке на Волгоградском проспекте перед метро Текстильщики?

В общем, в Познань мы приехали к ночи. Парень пытался найти нужную нам улицу, устроив тем самым нам экскурсию по городу, и высадил нас у таксистов, которые за 20 зл. доставили нас на место. Время – пол 12ого. По этому поводу Joachim международными эсперантскими буквами написал: «до 22». Ну а что делать – на дворе 0 градусов и очень хочется спать (ведь мы проснулись 21 час назад). Звоню…

Через 5 минут открывает дяденька. Я от страха все эсперантийские слова забыл. Он говорит: « Ну что, спать хотите – проходите".

 

18:10:03 Мы проснулись в красивой комнате с видом на заграничный город. Мы собрали вещи и вылезли со второго этажа в гостиную. Синьор Joachim с женой китаянкой завтракали. Они накормили нас бутербродами с чаем\кофе, расспросили о путешествии. Они разговаривают друг с другом и со своим ребенком на польском, китайском и эсперанто.

 

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЕВРОСОЮЗ

 

На табличку с надписью BERLIN клюнул Пассат с немецкими номерами. Чеслав ехал в Ганновер и согласился довезти до берлинской кольцевой, до поворота на Лейпциг. Этот хитрый поляк 16 лет назад иммигрировал в Германию, но в Варшаве у него живут родители. С ним мы общались по-немецки, а если я что-то не понимал – он переводил на польский, который стал для нас почти родным.

Мы проезжали красивые польские деревушки, усыпанные опавшей листвой, городки с аккуратненькими старинными и не очень домиками. Ближе к Германии, архитектура домов стала приобретать готический вид. Чеслав сообщил, что это немцы постарались, т.к. до войны это была их территория.

У границы по правой стороне выстроился несколько-километровый ряд грузовиков. Их было несколько сотен. В начале колонны полиция проверяла машины.

Границу в этом месте мы пересекать не стали, а поехали в объезд 5 км, где нет грузовых машин и очередей.

Реку Одер мы форсировали без проблем. Польский пограничник поставил штамп о выезде, а немецких мы даже и не видели. Потом всю дорогу напрягались, что у нас нет штампа о въезде в Германию.

"Willkomen nach Deutschland!" (добро пожаловать в Германию) – сказал Чеслав, въезжая во Франкфурт-на-Одере. Мы вернулись на общую трассу, с которой свернули в Польше, и увидели, что с германской стороны грузовиков раз в пять больше.

Начались автобаны. Наша средняя скорость увеличилась со 120 до 160 км/ч. Максимально сегодня ехали 190.

Чеслав дал нам 4 яблока из его деревни и оставил нас на заправке. Мы попытались разменять деньги, но обменников не обнаружили. (Мы тогда еще не знали, как нам придется помучиться с долларами…)

 

НА ЮГ: ЛЕЙПЦИГ

 

Через 3 минуты застопили минивэн Mitsubishi с прикольным немцем. Он ехал в Мюнхен, но с ночевкой у друзей в Нюрнберге. Узнав, что нам тоже надо завтра в Мюнхен, он попытался вписать нас к своим друзьям, чтоб завтра взять с собой, потом пытался найти по Нюрнбергской справочной службе, где живет мой бывший одноклассник Игорь Соловьев, но ничего не вышло, и он высадил нас в Лейпциге, подарив нам двухлитровую бутылку воды.

Мы оказались на пустынной улице, вокруг никого. В здании, похожем на церковь, мы обнаружили Азиатский ресторан. Я оставил Машу с рюкзаками у входа, а сам пошел разузнать, где здесь можно обменять деньги. Официантка – китаянка доступно объяснила мне, что этого я сделать нигде в округе не смогу.

Наш последний водитель позвонил Вольфраму Диштелю и выяснил, как до него можно доехать. Мы ждали трамвая на остановке, тут подошла тетенька и объяснила, что бы мы шли на автобусную, т.к. трамвай не ходит. Мы сели в автобус, ехали – ехали, вдруг все дружно взяли и вышли. Мы тоже вышли. Оказалось, по какой-то причине трамвай ходит только до этой остановки, а дальше по маршруту ходит автобус. На трамвае мы зайцами доехали до Вокзала. Нашли лишь один обменник, который был закрыт.

Озираясь на каждого пассажира, ожидая злобных контролеров и диких штрафов, мы добрались до Штиглицштрассе. А трамваи у них модновые. Это типа как у нас Икарус напополам гнется, а этот на три части. А в Италии в Турине трамвай аж в пяти местах изгибается.

Вольфрам и Кони встретили нас, как лучших друзей. Накормили, напоили, спать уложили. У них здоровая квартира в старинном доме, машинка Зингер и все такое. Вся старая мебель выкрашена в красный цвет и симпотично смотрится. В туалете все тоже в красных тонах, и белая плитка промазана красной замазкой, а в одном месте между плитками вбит гвоздик, на котором висит полотенчико. Это почему-то меня очень растрогало – чем-то родным повеяло.

Вольфрам программист, Кони – врач. Утром мы были еще раз накормлены. Пока я отправлял письма в Москву, Маша играла с детишками Стелой и Эмилией. Девчонки понимали эсперанто, но отвечали Маше по-немецки. Вольфрам распечатал нам план города, Кони надавала нам в дорогу всякой еды, а так же нам разменяли 20 евро.

И вот мы довольные и счастливые шагаем по Лейпцигу. Город чистенький и удобный – на каждом перекрестке имеются таблички с названиями улиц. Заблудится невозможно. Сегодня воскресенье, и все нормальные магазины закрыты. Кое-как на заправке купили батарейки для фотоаппарата, отошли от центра и стали стопить.

 

МЮНХЕН

 

На микроавтобусе мы проехали почти полпути и высадил на Tankstelle (заправке). Тут мы даже руку не успели поднять, останавливается парень на Тойоте Короле и говорит, что довезет нас до куда-то. Ладно, разберемся, думаем мы, залезая в машину. Оказалось, он едет в какой-то город западнее Мюнхена, и предложил высадить либо через 100 км на развилке, либо через 400 на повороте на Мюнхен, до которого останется сотня. Я вспомнил, что нам надо не в сам Мюнхен, а в Гермеринг (типа Химок или Люберец), и что он находится с запада, поэтому мы согласились на второй вариант. Парень говорил на каком-то диалекте, и я ни чего не понимал. По-английски тоже разговор не пошел, и почти всю дорогу ехали молча.

Он высадил нас в каком-то кармане на автобане, куда редкие водители заезжали по малой нужде. Было уже 9 вечера, т.к. что первый, что второй водители еле тащились сегодня 120 км/ч. Постояли мы, постояли и пошли пешком в город Мемминген. Это ужасное место: там продают тыквы по 4 евро, на шкурке которой я поскользнулся и чуть не шлепнулся, чем здорово напугал Машу; там какая-то молодежь слушала русскую попсу, а сотрудницы Бургер Кинга, куда мы зашли после часового голосования погреться, переговаривались по-русски. Потом зашли еще трое русскоговорящих – парень и две девушки. Я поздоровался и спросил, не едут ли они случайно в Мюнхен. Нет, говорят, местные мы, меммингенские.

Со второго захода остановили мужичка в сторону Мюнхена, он провез нас 16 км до какого-то городка. Там вообще - беда. Все пролетают мимо, ночь, холод. Замерзли, пошли искать гостиницу. Гостиницу не нашли, зато застопили девчонку, которая ехала от своего бой-френда домой в Тюркхайм. Довезла нас до большой бензоколонки. С ней болтали по-английски, и она все твердила, что надо ловить машину до Гермеринга в районе «Мьюник». Что за «Мьюник», думаю, ладно, разберемся. Попросил у продавца в магазинчике маркер и написал GERMERING.

Подобрал нас парнишка, тоже предпочетший говорить по-английски, считая, видимо, что мы так лучше поймем. Едем мы, едем, вдруг он спрашивает: "А в какой Гермеринг вам надо? У нас их два". Я показал адрес, он огорчился и сказал, что это не тот Гермеринг, вам нужен Гермеринг района Мьюник. Да что, спрашиваю, за Мьюник такой? Он говорит – а это по-английски Мюнхен.

Он вернул нас на колонку и пытался вручить нам 5 евро, чтобы мы себе что-нибудь купили поесть, но мы гордо отказались.

И вот времени уже около часа ночи. Холодно! Маша машет проезжающим машинам руками и ногами, привлекая внимание водителей. И привлекла же! Черный Пассат сворачивал на трассу не близко от нас, но вдруг остановился, сдал назад, заехал на колонку и подрулил к нам. "Вам очень повезло! - говорит он, - я как раз еду в Мюнхен". Македонец Оливер 16 лет уже живет в Германии, даже в школе тут учился. Я спросил про его родной город, предположив, что это Скопье, т.к. других я просто не знаю.

Его немецкий язык я понимал очень хорошо, т.к. он говорил очень четко и ясно.

Оливер довез нас до центра Гермеринга. Город был мертв. Лишь машины пролетали на бешеной скорости. Нам попался только один подвыпивший дяденька, подруливший к своему подъезду на джипе. На вопрос «Wo ist Erikastrasse?» (где Эрикаштрассе) он потащил нас к себе домой и стал показывать план города на ноутбуке. Мы ничего не поняли и пошли куда глаза глядят. Дошли до полицейского участка. Стали ломиться к ним, но никто не открыл. Пошатались еще и нашли план города, сориентировались и притопали к дядюшке Карлу полтретьего ночи. Нам выделили уютненькую комнатку в полуподвальчике. От еды мы отказались.

 

3 СТРАНЫ В 1 ДЕНЬ: ГЕРМАНИЯ – АВСТРИЯ - ИТАЛИЯ

 

За завтраком мы разговаривали о путешествии, о нашей свадьбе, показывали фотографии. Синьор Карл, оказывается, жил в России в 50-каких-то годах, когда его родители должны были работать после войны в СССР, поэтому он хорошо знает русский язык. Он подарил нам на свадьбу коробку конфет, отвез на своей машине до бензоколонки на автобане (а это было километров 20 от его дома), сам пытался вписать нас в парочку машин до Инсбрука, поменял нам 50 долларов на 50 евро и уехал. Суперский дядечка!!!

Было не жарко. Машины не тормозились, тут еще две автостопщицы появились. Оказалось, они из Нью-Йорка и едут в Зальцбург. Они говорили лишь на английском и поленились даже полностью написать на табличке название города, написали лишь «S». Я же, устав просто так стоять, подписал на табличке поверх названия фразу, которую постоянно пишут на местных туристических автобусах: «Komm mit» (типа: поехали вместе). Минут через двадцать застопился мужичок на БМВ и говорит: «Еду в Зальцбург, могу довезти до поворота». Я говорю: «Спасибо, но лучше этих двух заберите».

Еще минут через десять остановился первый за нашу поездку грузовик. Классный Мерседес. Водитель, оказалось, едет дальше в Италию, и не куда-нибудь, а в Падую. Мы, не долго думая, решили в другой раз заехать в Инсбрук.

Красотищу Альп передать сложно, все-таки мы лишь одним глазком с автобана взглянули на все это: зеленые реки, снежные вершины, зеленые луга с коровками, тоннели…

В сумерках мы проехали условную границу. По обочинам потянулись фруктовые сады, виноградники, горы зажглись тысячами огоньков. Мы почувствовали – ДА! Мы в Италии! В супермаркете продавщица поняла, что я не итальянец, и говорила со мной по-немецки. Я чувствовал себя настоящим немцем.